Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 20 / 06 / 2018 Время Московское: 452 Человек (а) в сети
 

Кавказский резерв

Впервые в обсуждении путей развития и улучшения непростой общественно-политической ситуации в республике примет участие ее население, а власть максимально публично и открыто расскажет о своих планах. Пока же в Ингушетии сменилась практически вся чиновничья элита, глобальные кадровые чистки грядут и в силовых структурах. По просьбе "РГ" о ситуации в республике рассказывает ее премьер Рашид Гайсанов.

Российская газета: Рашид Яхьяевич, чем обусловлена практически полная смена кадров в управленческой вертикали республики, вплоть до глав сельских администраций? Не получится ли так, что пока новые руководители войдут в курс дел, существующие в субъекте проблемы еще более обострятся?

Рашид Гайсанов: Действительно, определенная опасность существует. Но другого выхода нет. В республике была дезорганизована система управления. Да, были министры, какие-то властные структуры, но фактически управление зачастую осуществлялось через отдельных людей, приближенных к верхушке.

РГ: По какому принципу руководители назначаются сейчас, учитывая, что новый президент до своего назначения на эту должность долгие годы не жил в республике?

Гайсанов: При новых назначениях хочется соблюсти два принципа - преемственности и обновления. Пока больше преобладает второе. Сейчас в органах власти Ингушетии много новых лиц. Из четырех замов премьера - только один остался из прежней команды.

РГ: Удалось ли наладить взаимодействие с руководством республиканских силовых структур, как известно, к силовикам со стороны населения в последнее время было немало претензий?

Гайсанов: Да, хотя сначала у руководителей того же Управления ФСБ по Ингушетии было несколько настороженное отношение к новой власти, видимо, со старой существовали проблемы во взаимоотношениях. Министерство внутренних дел несколько лет недостаточно финансировали из республиканского бюджета. Не выплачивались надбавки, не повышалась заработная плата, материально-техническое обеспечение МВД составляло всего треть от потребностей. Не хватало техники, транспорта, горюче-смазочных материалов, вооружения, вплоть до патронов.

Сегодня новый президент республики поставил задачу - улучшить работу правоохранительных органов с целью искоренения преступности, и их финансовая поддержка - приоритетное направление деятельности власти. Министерство финансов РИ посчитало все долги республиканскому МВД за прошлые годы, и эта сумма включена в бюджет этого года.

РГ: За счет каких источников будете рассчитываться по долгам?

Гайсанов: Будем искать, урежем другие расходы, но правоохранительные органы будут профинансированы в первую очередь, потому что в Ингушетии сегодня очень слабое министерство внутренних дел, это одна из причин тяжелой ситуации в плане безопасности в субъекте. Дикость, когда, опасаясь за свою жизнь, чиновники перемещаются по республике на бронированных машинах.

Новому министру внутренних дел предстоит решить архисложную задачу по возрождению министерства, а правительство со своей стороны окажет ему полную поддержку.

РГ: Кто вошел в состав нового республиканского правительства?

Гайсанов: Практики, показавшие себя в работе. Так, министром сельского хозяйства назначен бывший фермер, руководитель сельскохозяйственного потребительского кооператива. Министром экономики - руководитель с большим опытом банковской работы. Из прежних руководителей на своей должности осталась министр здравоохранения, которая работает около года и хорошо знает ситуацию в этой сфере. Правда, до сих пор у нее не было права принятия решений.

Главная беда, как я уже говорил, в ингушской управленческой вертикали заключалась в том, что чиновники ничего не решали самостоятельно, без оглядки на отношения подчиненных с вышестоящими руководителями. А потому задача номер один - создание правильной системы управления республикой, чтобы на своем посту человек сам принимал решения и отвечал за них. Я подписал постановление, по которому во всех ведомствах останется только по одному заместителю, сокращенные замы перейдут на другие должности. Решение очень непопулярное, но логичное, ведь республика маленькая, и нет необходимости в таком большом количестве высоких чиновников.

РГ: Замов подбираете самостоятельно?

Гайсанов: Предлагаю кандидатуры президенту, и он в процессе обсуждения принимает окончательное решение. До этого тщательно анализируются достижения человека, его личные качества, навыки управления.

Что касается глав администраций населенных пунктов, пока у нас не создано местное самоуправление, их назначает глава субъекта, причем, перед этим обязательна проверка человека соответствующими органами.

Кстати, один из существующих мифов - то, что многие назначения делаются по указанию Руслана Аушева. Ни одной рекомендации от него не поступало.

РГ: В отличие от Юнус-Бека Евкурова, вы несколько лет работали в Ингушетии.

Гайсанов: Да, министром экономики: два года при Руслане Аушеве и три - при Мурате Зязикове. Сегодняшняя работа в республике мне очень интересна, но и ответственность колоссальная. Плюс в том, что у меня за плечами опыт работы в аппарате полпредства в округе и Министерстве регионального развития, где мне предложил работу Дмитрий Козак. Вообще мне очень повезло, что я с ним работал. Это человек, умеющий добиваться результатов. Я старался научиться у него четко ставить задачи и контролировать исполнение, глубоко вникать в детали.

Кстати, благодаря предыдущей работе, большинство руководителей ЮФО знаю лично, что, конечно же, поможет в налаживании партнерских и дружеских отношений с соседними субъектами.

РГ: На ваш взгляд, какие проблемы республики являются сегодня первостепенными?

Гайсанов: В экономике проблема номер один - безработица. Сегодня половина ингушского населения - безработные. Не хочу объяснять это тем, что Ингушетия - молодой субъект. Что делать? Создать столько производств, чтобы были задействованы все наши безработные, - невозможно. Мы решили повысить качество рабочей силы - за счет улучшения системы среднего и высшего профессионального образования - и направлять наших людей в регионы, испытывающие дефицит трудовых ресурсов. Это как одно из направлений решения проблемы безработицы.

Будем реформировать систему образования республики, развивать профобразование, увеличивать количество профтехучилищ, в вузах планируем сделать акцент на подготовку технических специалистов. Кстати, профессиональные журналисты у нас также в дефиците, поэтому решено обучать журналистскому мастерству ежегодно по десять человек.

Мягко говоря, сложная ситуация в республиканском здравоохранении. Население ездит на лечение, в основном, в другие регионы. Необходимо улучшать материально-техническую базу, готовить медицинские кадры, вернуть доверие к нашим лечебным учреждениям.

Сложная ситуация в сфере земельных отношений. Отменен ряд решений предыдущего правительства, на основании которых земля была предоставлена в нарушение существующего законодательства. И эта работа продолжится. Каждая такая ситуация требует внимательного рассмотрения. Земельные отношения будут возвращены в законное русло.

Остается нерешенной проблема беженцев. Когда число косовских беженцев в Македонии достигло десяти процентов от количества населения, премьер страны объявил о гуманитарной катастрофе. В Ингушетии всего несколько лет назад было 250 тысяч беженцев - при 350 тысячах населения, и мы не кричали о катастрофе, а просто им помогали.

Сейчас в республике находится 17 тысяч вынужденных переселенцев из Северной Осетии и 5 тысяч - из Чечни. Многие из людей остались на постоянное место жительства. Так, чеченская диаспора выросла вдвое.

Понимаю, что многим надоело слышать об этой проблеме, но ее необходимо решить: помочь тем, кто хочет вернуться на прежнее место жительства, наладить нормальные отношения с Осетией. Другого выбора нет.

РГ: Уже много лет идет речь о налаживании взаимоотношений между двумя республиками, но они остаются напряженными.

Гайсанов: Это связано с противодействием, как зачастую говорят, определенных сил. В 2002 году было подписано соглашение между Александром Дзасоховым и Муратом Зязиковым. Начались контакты, люди стали общаться и ездить друг к другу. Ведь здесь главное - даже не сам процесс возвращения, а создание нормального климата между двумя народами, а беженцы все равно вернутся, это их земля - не сегодня, так завтра. И экономически Ингушетия всегда тяготела к Владикавказу, к Грозному - гораздо меньше.

РГ: При предыдущей власти большое значение придавалось созданию в Ингушетии четырех промышленных зон…

Гайсанов: Эта идея будет реализована. Суть в том, чтобы во всех районах республики к определенным территориям подвести коммуникации, а потом предоставить участки предпринимателям, которые развернут на них различные производства. Сегодня проект в самом начале реализации. Разработана необходимая документация. Он будет финансироваться из федерального - по программе "Юг России" - и республиканского бюджетов.

В ближайшее время будет утверждена стратегия развития Ингушетии до 2030 года, конечно, впоследствии она будет корректироваться, но уже станет ясно, по какому пути идти. Параллельно ведется разработка федеральной целевой программы развития республики до 2015 года. Увы, в связи с финансовым кризисом республика не получит тех объемов финансирования, на которые можно было бы рассчитывать ранее.

Приоритетное направление - развитие строительного комплекса: добыча полезных ископаемых, производство строительных материалов, непосредственно строительство различных объектов и подготовка кадров. И, конечно, рассчитываем на то, что будем "экспортировать" наших строителей, которые славятся мастерством.

В агропромышленном комплексе, видимо, уйдем от государственных унитарных предприятий, которые крайне не эффективны. Судите сами. В 2007 году сельскохозяйственным ГУПам из республиканского бюджета оказали поддержку в размере 202 миллиона рублей в виде возвратной бюджетной ссуды, а продукции они произвели всего на 130 миллионов.

РГ: С чем это связано?

Гайсанов: Разворовыванием бюджетных средств, только и всего. Причем, предприятия и не думают их возвращать. В 2002 году ГУПы были освобождены от всех долгов. За прошедшее с тех пор время они стали должны около 600 миллионов рублей. Какой смысл их финансировать?! Тем более что две трети земли в Ингушетии находится в ведении фермерских хозяйств, и, кстати, возврат кредитов фермерами - почти 90 процентов.

РГ: Какое место в экономике субъекта отводится нефтекомплексу?

Гайсанов: Нельзя сказать, что экономика Ингушетии в ближайшие годы окрепнет за счет доходов от продажи нефти. Нефтекомплекс сейчас находится в глубокой яме. Кредиторская задолженность предприятия составляет около полутора миллиарда рублей, при цене 140 долларов за баррель оно умудрилось стать убыточным.

Но мы знаем, что делать, чтобы предприятие нормально работало и зарабатывало. Для начала сменили его руководство. Сейчас идет жесткая борьба с хищением нефти. За две недели ее добыча выросла на четверть, хотя в холодное время года она, как правило, снижается. То есть, стали меньше воровать. Будем бурить новые скважины и развивать переработку.

РГ: Есть какие-то прогнозы по снижению высокой дотационности республики?

Гайсанов: Согласно стратегии развития Ингушетии, дотационность субъекта должна снизится до 30 процентов. Конечно, это не бог весть что, но надо учитывать масштабы республики, что она сегодня из себя представляет.

Если говорить о бюджете-2009, он вырастет на 20 процентов, по сравнению с предыдущим годом, и составит 11 миллиардов 878 миллионов, то есть, дотации из федерального бюджета увеличатся, но мы планируем провести очень большую работу по расширению налогооблагаемой базы, и росту собираемости налогов.

На Кавказе в этом плане есть хороший пример - соседняя Кабардино-Балкария, где значительно вырос объем собственных доходов. Мы тоже будем искать резервы, они есть. К примеру, местные строительные предприятия получают хорошие государственные заказы, но практически не платят налогов. Выведем их из тени, никуда не денутся.

РГ: А частные инвесторы финансируют республиканские проекты?

Гайсанов: Пока нет, все на уровне предварительных договоренностей. Вообще в условиях финансового кризиса рассчитывать на значительный объем частных инвестиций не приходится. Как должно быть? Сначала надо вложить бюджетные средства в создание инфраструктуры, условий для вхождения бизнеса в республику, а потом уже пожинать плоды в виде частных инвестиций.

Планируем провести инвестиционный форум с привлечением отечественных и зарубежных предпринимателей. Ставка делается, прежде всего, на ингушскую диаспору. У наших предпринимателей, работающих в других регионах, есть не только средства, но и современные технологии и профессиональные кадры - то, что нам нужно.

Но перед этим пройдет Съезд народа Ингушетии, о созыве которого принял решение глава субъекта. Съезд должен стать тем органом народного представительства, который обеспечит взаимодействие общества с властью. В нем примут участие делегаты от каждого населенного пункта. Будут выработаны предложения по стабилизации общественно-политической ситуации в республике и эффективному управлению ее экономикой.

А.Ларина, "Российская газета", 16.01.2009г.

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры