Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 18 / 05 / 2022 Время Московское: 5702 Человек (а) в сети
 

Стометровая башня. До финальной точки – осталось совсем немного

Уважаемые посетители сайта! Редакция сайта предлагает Вашему вниманию фоторепортаж строящейся стометровой башни.

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Ср, 27/03/2013 - 22:41

Это будет ингушский Эмпайр Стейт Билдинг. COOOOOL!

Втр, 26/03/2013 - 11:27

Супер! идея отличная!
даже появилось желание на свою историческую родину съездить посмотреть всё что последнее время настроили там

молодцы Happy

www.magas.ru Втр, 26/03/2013 - 07:32

Немного из истории родовых башен
По высоте башню можно сравнить с семиэтажным домом. При всей величине сооружения существовало сакральное требование завершить постройку башни в течение одного года. Ингуши считались хорошими строителями — поэтому самоназвание ингушей «галгай» сопоставляется с ингушским названием жилой башни — «гала».

Фамильное строительство

Мастерство строительства передавалось по наследству, предания сохранили имена некоторых ингушских зодчих. Это Янд, Даци Льянов, Дуго Ахриев, Хазби Цуров, Баркинхоевы (мастера из аула Баркин) и другие.

“В старое время, — пишет Яковлев Н.Ф., — в горах имелись целые рода, занимавшиеся, например, постройками башен из камня. Такова фамилия Баркинхоевых, жителей села Баркин в горной Ингушетии, которые из поколения в поколение были мастерами-каменщиками, или “искусниками камня”, как выражаются ингуши (“той говзанч”).

Величественные и долговременные каменные сооружения являются наглядным результатом их гениального творчества.

До наших дней дошло предание о том, как строилась башня ингушского рода Гадаборшевых. По рассказу жителя города Грозного А.Ю. Баркинхоева, которому было 92 года: Гадаборшевы являются выходцами из горного аула Озик (Барким), патриарх фамилии — Гада, имеют родовую башню в горном ауле Гадаборш, которую построил Бятр, внук Гада, племянник Евлоевых. Старшими в роду и известными среди горных ингушей являлись Гада и его сын Борш (Борш был единственным сыном, это было его второе имя, данное из-за суеверных страхов для защиты от нечистой силы и означало мужское начало), что в дальнейшем закрепилось уже в фамилии “Гади Борш — наькъан”, т.е. “Гадаборшевы”. По преданию, Бятр был невероятно крупного телосложения и обладал недюжинной силой, чем внушал суеверный страх на окружающих. При постройке родовой башни он поднимал в гору большие камни, которые были не под силу и гужевому транспорту.

Строительство боевой, да и жилой башни обставлялось весьма торжественно. Первые ряды камней обагряли кровью жертвенного барана. Все строительство должно было продолжаться не более года. Заказчик башни должен был хорошо кормить мастера. По поверьям ингушей, все несчастья приносит голод. И если мастер падал с башни от головокружения, хозяина обвиняли в жадности и изгоняли из аула.

Типы башен

Уже упоминались два типа башен — жилая и боевая. Всего же исследователи выделяют три основных типа башен: жилые, полубоевые (или полужилые — в некоторых источниках) и боевые. Также к объектам древнего каменного зодчества относятся культовые строение и могильники (некрополи), располагающиеся внутри башенных комплексов.

Жилые башни обычно имели два-три этажа и продолговатое прямоугольное основание. Верх башни с плоской крышей был уже, чем основание — таким образом достигали устойчивости постройки. По данным М. Б. Мужухоева размеры жилых башен у основания колебались от 4 метров в ширину и 6 метров в длину до 9 метров в ширину и 15 метров в длину. Высота — от 9 до 12 метров. По центру башни возвышался каменный столб с квадратным сечением, который служил силовой опорой для несущих балок перекрытий. На первом этаже башни обычно содержался скот, второй и третий этажи использовались для проживания и, при необходимости, для обороны. Входная дверь делалась из плотно пригнанных дубовых плошек и закрывалась двумя прочными засовами. Небольшие узкие оконца давали свет, а также использовались и в оборонительных целях. Кроме этого, на первом этаже по преданиям зачастую была расположена яма глубиной в 2—3 метра для содержания пленников. Завершались башни деревянным потолком, сверху накатанным утрамбованной глиной.Стены жилых и полубоевых башен поверху покрывались камнями, не скрепленными раствором. Эти камни, во-первых, могли метаться сверху во врагов, а, во-вторых, предохраняли стены от проникновения влаги от дождя и талого снега.
Полубоевые башни занимают переходной положение между жилыми и боевыми башенными постройками. Они обычно имели почти квадратное основание меньшей, чем у жилых башен площади (примерно пять на пять метров) и высоту в 12—16 метров. В этих башнях обычно отсутствовал опорный внутренний столб и были надстроены навесные балконы с которых кидали камни на головы осаждающих врагов.

Наивысший расцвет башенного зодчества был связан со строительством боевых башен. Известны два типа таких башен: с плоской крышей и с крышей пирамидальной формы.

Конструктивно боевые башни отличались от жилых: они были выше и уже. Вход в боевую башню начинался со второго этажа, тем самым враги лишались возможности применения тарана. Были эти башни чаще всего пятиэтажными, иногда и шестиэтажными. В высоту такие башни поднимались на 25-30 метров. При такой высоте, как бы прочно не были сложены стены, они при небольшом землетрясении могли разрушиться. И тут строители пошли на хитрость: они второй этаж стали завершать прочным каменным сводом, который сцеплял между собою все четыре стены и к тому же становился как бы фундаментом для последующих третьего и далее этажей. В некоторых боевых башнях (например, комплекс Ляжг, построенный мастером Ханой Хингом), для придания им особой прочности, четвертый этаж также завершался вторым сводом.

Второй этаж башни был особо священным, т. к. в нем на цепи висел братский котел. Он свисал с также священной цепи. Преступления по своей тяжести различались по мере приближенности (особо тяжкие) и по мере отдаленности (менее тяжкие) от очага. Если даже кровнику удавалось вбежать в башню и ухватиться за эту цепь, он становился неприкосновенным до тех пор, пока он не отойдет от очага на безопасное для него расстояние. Считалось, что над очагом витают души умерших и потому для них бросали в очаг кусочки пищи. Невесты, выходя замуж, брали в руки цепь, как бы прощаясь с родным очагом, а в доме жениха брали в руки цепь их очага, что символизировало ее приобщение к новой семье.

Со второго этажа через лазы шли по внутренним приставным лестницам входы на первый и на верхние этажи. На первом этаже хранились продукты и разные предметы первой необходимости. Там же имелись выложенные из камня небольшие помещения, для содержания в них пленников – особо дорогого товара той поры.

Третий, четвертый и пятый этажи были как жилыми, так и боевыми. Самый верхний этаж, называемый «сокол башни» был преимущественно боевым. В нем хранились камни, луки, стрелы, позднее – ружья. Довольно большие бойницы на четырех сторонах снаружи прикрывались каменными щитами (иногда их называют машикулями). Издали эти щиты кажутся балкончиками, хотя ничего общего между ними нет. Чем башня была выше, тем смертоноснее были наносимые сверху удары. Боевые башни в высоту были слегка конической формы (сужаясь кверху), что придавало им большую устойчивость и способствовало более успешному отражению врагов.
Жилые и боевые башни возводились без фундамента на прочной каменистой почве. Существует легенда, что место, на котором собирались строить башню, сначала поливали молоком и срывали слой грунта до тех пор, пока молоко не переставало впитываться в землю. После этого начинали строительство.

Башенные комплексы строили на вершинах скал не только для обеспечения безопасности, но и чтобы сберечь земельные участки. Вопрос малоземелья в горных районах всегда стоял очень остро. Существовала даже поговорка: "Земля стоит животного, которое может на ней уместиться".

Часто башенный комплекс ограждался каменной заградительной стеной (Эгикал, Арзи, Таргим, Гаркх, Мецхал, Каьзи и др.). На первый взгляд создается впечатление, что башни в комплексе расположены хаотично. Во-первых, необходимо учитывать, что горный рельеф не позволяет ставить упорядочные строения. А во-вторых, как отмечал Е. Крупнов: «Многочисленные углы, тупики, выступающие за общую линию, отдельные выступы стен, обусловленные особенностями рельефа местности – все это улучшает систему обороны осажденных».

Склепы и святилища

Также в каждом селении был "городок мертвых". Постройки святилищ и склепов были столь же естественны в окружающем ландшафте, как и смена времен года и поколений. "Человеку при жизни нужна башня, а после смерти склеп", — так говорили предки ингушей. Строили "солнечные могильники" недалеко от жилых сооружений, "чтобы человек размышлял о мире вечном и совершенствовал свою душу".

Погребения в Ингушетии были двух видов: подземные и надземные. Надземные склепы-могильники по внешней форме напоминают домики и боевые башни с пирамидальными крышами.

Надежные каменные стены башен, способные выдержать любую осаду, не могли защитить людей от невидимого врага. Во время эпидемий тифа и чумы заболевшие уходили в "солнечные могильники", на длинных шестах им передавали пищу. Если болезнь отступала, люди возвращались в родовые башни. Еще долгое время после добровольного принятия ислама в середине XIX века смертельно больные старики, верные законам предков, уходили умирать в склепы.

У каждого ингушского рода была своя башня, свой склеп. Склепы были фамильные, даже сейчас в наше современное время у каждого ингушского рода свое родовое кладбище. В некоторых случаях один и тот же склеп принадлежал двум фамилиям. Обычай хоронить в склепах членов своей фамилии строго соблюдался. Если умирал приезжий человек, его увозили в родное селение, хотя бы для этого приходилось ехать несколько дней. Погребение в склепах совершали приблизительно до середины XIX века. При похоронах двое мужчин влезали в склеп и втаскивали туда покойника. Родственники вставляли в просверленные плиты вделанные в стены склепов шесты с белым флагом. При этом в просверленную плиту вставляли взятые из святилища жезл с флагом и колокольчиком.

Загробная жизнь у ингушей представлялась продолжением земной, только солнце для мертвых светило в то время, когда оно скрывалось от живых, т.е. ночью. Покойники “помогали” в работе живым, и, как пишет этнограф Чах Ахриев, после жатвы в ингушских “семьях устраивали специальный ужин — “Марс — порр”, на котором хозяйка дома, дотрагиваясь до кушаний щипцами, приговаривала: “Да будет пищей (такому-то покойнику)”. Обойдя, таким образом, все яства, она выливала из чаши, находившейся у нее в руках, брагу около очага, затем уже все члены семейства принимались за кушанье.

В святилищах молились в праздничные дни, а также перед покосом. Участие принимали как мужчины, так и женщины. Ритуал празднества у ингушей: резали баранов, варили пиво (масхам), молились, танцевали. Празднества прекратились в начале XX в. в связи с изменением религии, принятием Ислама ингушами.

Втр, 26/03/2013 - 07:06

ну вот, зато у тебя есть шанс взять все в руки и построить больницу или хотя бы помочь Республиканской больнице чем можешь!

Втр, 26/03/2013 - 01:46

Специалист.
Хорошая идея построить символ ингушской башенной архитектуры. Обзор хороший.
Несовсем понятно почему формы дверных проемов несоответствуют каноническим формам ингушской башенной архитектуры. Ведь у ингушских башней строго определенные формы дверных оконных проемов являющиеся твердым отличительным признаком. В древости формы дверных оконных проемов имели конкретное смысловое информационное значение и разным строениям соответствовали свои строго определенные формы нарушать которые категорически недопустимо.

Втр, 26/03/2013 - 08:21

Все там соответствует канонам , размеры увеличены в 4 раза

Втр, 26/03/2013 - 10:07

Если все соответствует исторической действительности, то хорошо дик д.
У каждого свое видение.
Справка.
- Канонические формы дверных оконных проемов - (на фасаде) суженные к верху (это обязательное требование), в интерьере - на 2/3 толщины стены другая форма вертикальные боковые стороны и остроконечные и ступенчатые своды, формы сводов могут быть зеркально симметричными, ассиметричными или имеющие жудожественную форму наподобие формы головного убора Курхарс. То есть, форма проемов - двухчастная.
- Форма с прямыми боковыми сторонами на фасаде стен или же с одинаковой формой на фасаде или в интерьере, имеет свое информационное значение и использовалось в соответствии с его значением.
- В единичном примере известна каноническая форма с существенными отклонениями, что соответствовало характеру деятельности обитателя.

Втр, 26/03/2013 - 00:13

спасибо за фоторепортаж. Пусть где построили эту башню будет 2км парк и пусть он будет до 100м в ширину с самым красивым садом и с самыми красивыми деревьями и памятниками. Дай Аллах

magoma Втр, 26/03/2013 - 01:17

парк это хорошо

Пнд, 25/03/2013 - 22:58

Дал воах вол е г1ал ейтаж вол Харсиев Алихан.Истинный патриот республики!!

Пнд, 25/03/2013 - 23:23

Amin,molodec va iz

Пнд, 25/03/2013 - 22:30

Нет слов.. Одни эмоции.. Спасибо.

Пнд, 25/03/2013 - 22:13

КРАСОТА(((((

Пнд, 25/03/2013 - 23:36

это не зязиковские 2 млн.кв.жилья.Красава Алихан!

Пнд, 25/03/2013 - 22:33

А детской больницы как не было, так и нет...

Пнд, 25/03/2013 - 23:20

Как нет детской больницы ? За постройку детской больницы , еще при Аушеве орденом наградили известного человека .

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры