Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 28 / 11 / 2020 Время Московское: 213 Человек (а) в сети
 

Селение Барт-Бос, как согласие и мир на земле наших предков

Слово «Барт-Бос» («склон согласия») часто звучало в эти дни, когда в республике отмечали 250-летие вхождения Ингушетии в Россию.

Само название «Барт-Бос» ласкает слух, ибо «барт» — это согласие, это мир. Лежало селение с таким названием на мягких склонах, рядом с селением Ангушт, ближе к лесу. Одни дома располагались выше, другие ниже. В селе до депортации ингушей (1944 г.) кипела жизнь.

Сегодня селения уже нет. Но есть люди, которые помнят это село, есть потомки основателей, есть читатели, которые могли бы поведать нам о жизни наших сёл. По рассказам стариков, селение это получило первоначально своё название от того, что здесь собирались на «кхетачи» (совещание) ингуши из разных обществ, жившие и в горах, и на равнине, когда нужно было решать важные для общества вопросы.

Поэтому именно здесь состоялось высокое собрание, на котором решался судьбоносный вопрос для ингушей — вхождение в Российское государство

По словам жителей, в начале века селение Барт-Бос административно относилось к Хамхинскому обществу горной Ингушетии. В то время ряд сёл и хуторов — Бугжарти, Эка-Бос, Ёрхичи, Эрш и др. — относились к тому же обществу. В селении Ангушт, откуда были изгнаны в 1860 году ингуши, была своя администрация. Так и жили до 1918 года: в Ангуште — казаки, ближе к горам — ингуши.

До депортации в селе Барт-Бос жили Баркинхоевы, Тесоевы, семьи Хамхоевых Теймисхана и Мурцали, семьи Шутуровых, Леймоевых, Барахоевых (Юсуп, Мурцал), Бекбузаровых (4 двора). Исмаил Аратаганович (внук Гайты) Бекбузаров был представителем исламского духовенства. У него было 9 дочерей. Жили известные и почитаемые в округе люди.

Шамиля Шутурова вспоминал житель Ангушта, старейшина Эльберт Евкуров: «У него всегда в доме были гости, все, кто приходил в село, в первую очередь шли к нему. Часто приходил к Шамилю известный в те годы духовный деятель шейх Ини Тейсам».

Шамиль был знаком с религиозным деятелем Батал-хаджи Белхароевым и другими представителями исламского просвещения.

Регулярно в селении Барт-Бос собирались мюриды на свои религиозные обряды. Старшим в селе (туркх) накануне депортации был Буге Гапархоев, сын Ибрагима. К Шамилю хорошо относились и в административном аппарате. Он умел ладить со всеми. По словам очевидцев, он имел некий дар ясновидения, благодаря которому он накануне депортации настоял на том, чтобы люди готовили в дорогу продукты.

Жители с. Барт-Бос трудились на полях, в садах, умели изобретать самые различные бытовые и художественные изделия. У Османа и Шамиля Шутуровых были хорошие мельницы. Они работали все время бесперебойно. Ими пользовались многие люди, в том числе и из вышележащих по склону хуторов. Богатое хозяйство и сельскохозяйственную технику имел Юсуп Барахоев.

Пятмат Гапархоева вспоминает из детства: «Село было дружное. Огороды, пахотные земли лежали без ограждений. В одном огороде росли яблоки, которые называли тыквы-яблоки. Женщины собирали фрукты с деревьев и сушили их. Одна женщина в депортацию взяла с собой 9 мешков толокна, сделанного из сушёных груш. Это толокно помогло многим выжить».

В хозяйствах у жителей селения были коровы, лошади, овцы, куры, цыплята. Гусей держали реже, говорили, что они сильно загрязняют двор. В первой половине ХХ века люди разводили коз целыми стадами. Впереди бывал крупный козёл-вожак. Козы были крупнее, чем те, что мы имеем сегодня. Их обильная шерсть свисала прядями.

Жили в селе и известные мастера Бештоевы из рода Кодзоевых: Азамат, Шаам, Хамбор. К сожалению, у них не осталось потомства. Их называли мастерами на все руки, из дерева и кожи они делали различные изделия. Славились по качеству ремни, сделанные ими из буйволовой кожи. Использовали они также кору деревьев, которую кипятили в горячей воде и скручивали в канаты, жгуты, которые нужны были в хозяйстве.

Висингири Баркинхоев и Мухтар Гапархоев держали свои магазины. Последний позже переехал жить в с. Галгай-Юрт (Ингушское село).

Женщины возделывали шерсть, из которой изготовляли войлочные ковры. Им доставалось немало работы: собирали и чистили шерсть, ткали сукно, шили одежду, занимались хозяйственными делами. Часто собирались они на коллективные работы по расчёсыванию шерсти, валянию войлока, подготовке приданого для невесты. В то время всё приходилось делать руками. До депортации в Казахстан ни мужчины, ни женщины не надевали купленной одежды. Обувь тоже шили сами.

Искусством ковроделия славилась Забат Мусиевна Леймоева. Так, по рассказам Пятмат Тумгоевой, она сама и краски готовила, перед началом окрашивания шерсти солила воду. Затем коллективно взвешивали шерсть, раскладывали на специальном подвале, поливали кипячёным раствором сыворотки, раскатывали руками до покраснения локтей в одну сторону, затем в другую. Как правило, раскатывали по 4 женщины, другие готовили шерсть, расчёсывали, раскладывали. Стирали и сушили на деревянных плетёных сетках, которые плели из орешника.

В селе работали две школы — при мечети и начальная светская. Учителями были энтузиасты Берснак Мурзабеков и Яхья Далиев, которые создали школу у себя во дворе. Для этого под навесом они расставили скамейки и столы. Учились одновременно от 10 до 13 детей. Позже Мурзабеков Берснак переехал в с. Ангушт. Он был одним из первых выпускников Ингушского педтехникума во Владикавказе.

На том месте, где сейчас шумит лес, близ бывшего селения Барт-Бос, располагались пашни. Они, по воспоминаниям старожилов, в царские времена были истреблены накануне сбора урожая. Посевы были полностью уничтожены целенаправленно по указанию царских чиновников, что обрекало жителей на голод. Думаю, читатель помнит сюжет из романа «Из тьмы веков» о том, как было уничтожено поле. Идрис Базоркин был прекрасным этнографом и материалы для книги тщательно собирал из жизни.

В первые годы депортации ингушей на этих ингушских пашнях были посажены молодые саженцы деревьев. И вырос лес. Видимо, для того чтобы никто и никогда не помнил о том, что здесь было селение и была полноценная жизнь. Однако селение Барт-Бос напоминает нам о себе роскошными фруктовыми деревьями, которые с любовью сажали наши бабушки и дедушки. Они до сих пор дают плоды. Место это остаётся верным своему названию «Барт-Бос», которое звучит как согласие и мир на земле наших предков.

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Митрофан Ср, 21/10/2020 - 10:58

Барт дом не возвратили в лоно Ингушетии после депортации.
Значит ли это,что Россия расторгла договор о добровольном вхождении,или откровенно игнорирует этот договор,отвергая статью 6 закона о реабилитации!?
Или им просто не нравится собственный закон,принятый аплодисментами?
А чё игнорируется письменная просьба Алексия второго?
Даже православные на Мнение Алексия второго......
Дети Мамая? Или как?
Хочу знать правду!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры