Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 04 / 08 / 2020 Время Московское: 167 Человек (а) в сети
 

Интервью Юнусбека Евкурова радио “Эхо Москвы”

В.Дымарский― Добрый вечер. Это программа «2016». И мы ее ведущие: Ольга Бычкова…
О.Бычкова― Добрый вечер.
В.Дымарский― И я Виталий Дымарский. В кои-то веки мы встретились в московской студии с Бычковой.
О.Бычкова― А не то что у нас там: Москва – Петербург и все наши чувства на расстояния.
В.Дымарский― Давай все-таки обратим внимание на нашего сегодняшнего гостя, которому мы очень рады. Рады приветствовать в нашей студии Юус-бека Евкурова, главу республики Ингушетия. Юнус-бек, здравствуйте.

Ю.Евкуров― Здравствуйте, добрый вечер.

В.Дымарский― Спасибо, что вы приходите, не манкируете, как у нас говорят, нашей радиостанцией. Напоминаем телефон для sms: +7 (985) 970 45 45, аккаунт vyzvon в Твиттере. Пишите нам, рассказывайте и задавайте вопросы, реагируйте на нашу беседу, которая сегодня тематически называется следующим образом: Кавказ и выборы в России.

О.Бычкова― У нас много, на самом деле, вопросов на разные темы.

В.Дымарский― Да, и большой эфир. Юнус-бек, если можно, мы бы начали с актуальных вещей. Сегодня мы получили сообщение о неких переменах в администрации президента. Есть ли у вас какая-то оценка, почему, как что? Что вы видите за этими кадровыми перестановками?

Ю.Евкуров― Если бы были перестановке в правительстве республики Ингушетия, то я бы дал вам полностью расклад. Здесь не могу по этой теме, потому что это решение президента, его действия. Значит, так надо.

В.Дымарский― И всё?

Ю.Евкуров― И всё.

В.Дымарский― А когда вы у себя проводите кадровые перестановки, и когда вас спрашивают, вы просто говорите: так надо – и всё?

Ю.Евкуров― Когда я проведу, я вам отвечу на ваши вопросы.

О.Бычкова― Ну что, мы тогда перейдем к выборам, собственно, собственно, нашей теме. Скажите, пожалуйста, вы член «Единой России»?

Ю.Евкуров― Член партии «Единая Россия». Да.

О.Бычкова― Список возглавляете?

Ю.Евкуров― Список возглавляю именно в Государственную думу.

О.Бычкова― Но вы же не будете депутатом потом?

Ю.Евкуров― Нет, я не буду депутатом потом.

О.Бычкова― А зачем тогда список возглавлять?

Ю.Евкуров― Знаете как: мы же участвуем в политической системе страны, независимо, губернатор или руководитель субъекта. Мы граждане России, и если мы участвуем, я, как член партии «Единая Россия», естественно, должен тоже выставляться, участвовать, и опять же посмотреть, как это получается, и повести за собой людей, в том числе, если я участвую в выборах, поэтому я считаю, что это правильно.

В.Дымарский― А скажите, пожалуйста, Юнус-бек, у вас в республике существует все – сколько у нас, 14 партий идет в Государственную думу? – все 14 партий, филиалы, отделения у вас в республике существуют? Полный набор политических партий?

Ю.Евкуров― Полный набор. Не только 14 этих партий, которые идут но еще 230 к ним еще прибавить можно, потому что, как только вышел упрощающий закон, который позволяет любому человеку создавать даже свою партию с нуля, много партий, различных политических объединений. Вот те партии, которые, как мы говорим, выдвигаются в думу, они тоже существуют, но из них подавших заявления, которые уже прошли, насколько мне память не изменяет, там 7 или 8 партий.

В.Дымарский― В чем особенность, если она существует, выборов именно на Кавказе вообще, ну и в Ингушетии в частности?

Ю.Евкуров― Знаете, нас всегда упрекали, когда не было веб-камер, режима онлайн-наблюдения, что мы явки завышаем и анекдоты про нас рассказывали, что явка не такая – рисуют. А как только камеры появились, увидели, что, в принципе, явка хорошая. Вот это особенность, одна яркая прочерченная особенность, что все-таки на Кавказе люди идут на выборы. По различным причинам. Не то что мотивация…, но идут на выборы. Это одна особенность.

И вторая особенность: голосование за того или иного кандидата. Опять же есть ряд причин, почему так люди делают, и почему наибольшее количество процентов они отдают одному из кандидатов, на это тоже ряд причин есть. Это тоже особенность такая. В средней полосе России или в других регионах такой большой процент один человек может не взять. Эти две особенности, а в остальном навряд ли есть какие-то особенности.

Ю.Евкуров:Одна яркая прочерченная особенность, что все-таки на Кавказе люди идут на выборы. По различным причинам

О.Бычкова― Одному из кандидатов – это в смысле кандидату от власти, как правило.

Ю.Евкуров― Может быть, в принципе и так, потому что дело даже не в кандидате от власти… Вот сегодня берем даже – если вы где-то хотите упрек делать даже партии «Единая Россия» — я скажу так, что если другие политические партии себя никак не проявляют в своем большинстве… Вот сегодня, кто в республике проявляет себя более активно, судя по тем же транспарантам и баннерам развешенным? Это «Единая Россия», КПРФ и «Справедливая Россия». А другие партии не появляются. Вот на выборах: Здрасьте, мы приехали – голосуйте за нас! Кто за них будет голосовать? Их близкие родственники: жена, дети и кто там еще у них есть. И здесь обвинять власть, что там давление…, конечно, не приходится. И когда мы говорим про ту же партию «Единая Россия», да, партия власти, понятно, ресурсов больше. Но в каких-то вещах, в том, что и две партии, о которых я говорил, они тоже набирают хорошие голоса в масштабах страны. Почему? Потому что они участвуют во многих проектах, во многих вещах участвуют, в жизни человека участвуют. Поэтому, мне кажется, вот так.

И если представитель партии идет на выборы в ту же Государственную думу, сегодня от нас, если это только один кандидат в Государственную думу, конечно, бесспорно он, как представитель партии власти, партии «Единая Россия», я уверен наберет честно на хороших выборах большинство голосов, тем более, известный кандидат, люди его реально любят, уважают, ценят и знают его. Поэтому в этом есть причина. Не в подтасовках, не в закулисных играх, а именно в знании человека.

Ю.Евкуров:«ЕР» наберет на честных выборах большинство голосов благодаря известному кандидату, которого люди любят

В.Дымарский― Смотрите, тем не менее, не секрет, что с приходом Эллы Памфиловой в Центризбирком много разговоров о том, что нынешние выборы будут более честными, что она будет больше следить за нарушениями и так далее. Но как бы никто об этом не говорит, но подразумевается, что если эти выборы будут более честными, то все предыдущие были менее честными.

Ю.Евкуров― Я только хотел об этом сказать. Я очень сомневаюсь, что предыдущие выборы были менее честными или нечестными. И мы опять же видим тех, кто больше всех заявляет, что они нечестные. Это не то что они плохие люди, а то, что они нигде никак себя не проявляли, и тут же выйти и в течение месяца набрать голоса больше, чем годами устоявшиеся партии, это нереально. В этом случае можно сказать, что какая-то подтасовка есть. Поэтому и предыдущие выборы были честными. Сегодня Элла Памфилова, насколько я знаю, и такие установки идут, в том числе, по всем избиркомам республики Ингушетия, берет так же, как и раньше на жесткий контроль именно отношение к различным партиям, и каждую жалобу берет ни личный контроль.

О.Бычкова― Она также призывала еще руководителей регионов не вмешиваться в деятельность избирательных комиссий.

Ю.Евкуров― Да. В принципе, она призывала, понятно. Но, например, за себя скажу — и я не помню историю, может быть, вспомните кого-нибудь – главы регионов никогда не вмешивались в выборы.

О.Бычкова― Да что вы!

Ю.Евкуров― Да. В вашем понимании вмешательство в выборы – это если организация выборов – вмешательство? Конечно, мы все организуем выборы, мы отвечаем за выборы, за порядок на территории. Я вам скажу больше: мы до выборов мы организуем на одном из участков хорошее показное занятие со всеми правоохранительными органами, со всеми структурами, и туда собираем всех руководителей этих избирательных участков, начиная от медпункта, от места, урны для инвалидов. То есть мы пошагово проходим, показываем, всем ставим задачи, и потом каждый на своем участке это отрабатывает. Если это будет являться вмешательством в выборных процесс, можно сказать, что это мы вмешиваемся. А в основном, конечно, процесс выборов: я лично иду голосую, и потом или у себя в кабинете или я успеваю ряд объектов проверить – и только слушаю доклады. Вечером могу поехать в Избирком посмотреть, как ситуация, как обстановка.

В.Дымарский― А скажите, у вас в Ингушетии 18 сентября выборы только госдумовские?

Ю.Евкуров― Есть в заксобрание республики.

В.Дымарский― А сколько у вас партий в заксобрании республики представлены?

Ю.Евкуров― Сегодня представлены четыре партии.

В.Дымарский― Те же, которые в Государственной думе: КПРФ, «Справедливая…»

Ю.Евкуров― Кроме ЛДПР. У нас «Правое дело» вместо ЛДПР.

В.Дымарский― А что же у вас так Жириновский непопулярен?

Ю.Евкуров― Знаете, после ряда заявлений довольно колких Владимира Вольфовича…

О.Бычкова― Каких, например?

Ю.Евкуров― Что колючей проволокой обносить, рожать меньше надо, кормить нечего… Мы с Владимиром Вольфовичем по этому поводу разговаривали, и он с пониманием отнесся к тем вопросам, которые мы тоже задаем…

О.Бычкова― А вы его как спрашивали? Зачем он так выражается?

Ю.Евкуров― Мы политкорректно эти вопросы задавали. И он так же довольно политкорректно ответил, что это была его ошибка и политикам так нельзя говорить. Поэтому разговор был у нас…

О.Бычкова― То есть он извинился перед вами?

Ю.Евкуров― Слушайте, это понимание в вашем вопросе… Он извинялся?.. Нет… Он признал ошибку не передо мной…

О.Бычкова― Если человек как-то неправильно высказался и потом признал, что он не прав, он говорит: извините, я был неправ.

Ю.Евкуров― Да, он не перед Евкуровым сказал – извините. Он перед кавказским народом…

В.Дымарский― Перед людьми.

Ю.Евкуров― Да, перед людьми. Он так и сделал. Поэтому здесь нельзя упрекнуть Владимира Вольфовича в некомпетентности перед кем извинятся. Конечно, перед людьми, перед народами Кавказа эти слова произнес. Вопрос не в этом, что он извинялся… Вопрос в другом – что сильные люди всегда признают свои ошибки. И он, как сильная личность – безусловно, это сильная личность – он признал эту ошибку, с пониманием отнесся к тому, что люди недовольны все-таки его действиями.

Ю.Евкуров:Жириновский, как сильная личность, признал ошибку и понял, что люди недовольны его действиями

О.Бычкова― Но он ведь не один раз такое сказал, вообще-то. Это было много разных… Это было не только про Кавказ, это было много разных историй на протяжение ряда лет.

Ю.Евкуров― Поэтому он и есть яркий политик такого масштаба. Что ж теперь делать…

В.Дымарский― Слушайте, по поводу масштаба. Кстати, он сам и его партия – ну, партия и он – это одно и то же – не выставляет свой список у вас или он просто не проходит?

Ю.Евкуров― Нет, в этому году они выставляют список, они участвуют в выборах. И мы ждем, как они пойдут, как они будут работать. По крайней мере, плакаты, баннеры от ЛДПР стоят везде.

О.Бычкова― А вы считаете, это нормально, в принципе, что внутри одного государства, внутри одной страны, внутри одного общества, каким бы сложно организованным, составленным из разных вещей оно не было, как-то могут произносится такие вещи взаимоисключающие совершенно?

Ю.Евкуров― Бесспорно, не только такие вещи – то, что Владимир Вольфович говорил – конечно, это неправильно, так не должно быть. Даже с учетом попыток высказывая по отношению к одним, набирать баллы в других регионах – так нельзя, это непозволительно, даже, будем говорить, с точки зрения закона. Даже не политкорректности, а закона. Поэтому нельзя этого делать. И надо такие вещи, конечно, пресекать, кто бы ни говорил, какой бы он ни был уважаемый человек.

Ю.Евкуров:То, что Владимир Вольфович говорил – неправильно. Это непозволительно, даже с точки зрения закона

О.Бычкова― А в последнее время, по вашим ощущениям, — уже закончили с Жириновским, понятно – вот эта кавказофобия, она стала больше.

Ю.Евкуров― Нет, ее стало на порядок меньше. Вы сами видите, и даже смотреть по государственным каналам, в целом в интернете стало на порядок меньше.

О.Бычкова― Нет, мы не видим, потому что мы не кавказцы, и поэтому мы на себе этого не чувствуем.

В.Дымарский― Мы на себе чувствуем другие фобии.

О.Бычкова― Другие, да, совершенно верно.

Ю.Евкуров― Опять же я серьезно говорю, и вы тоже не можете этого не замечать: конечно, ее стало намного меньше, и риторики намного меньше стало, и сам Кавказ другой и в плане стабильности и порядка. И совершенно другие новости с Кавказа идут, поэтому, конечно, и кавказофобии тоже меньше.

Ю.Евкуров:Кавказ другой, в плане стабильности и порядка. Другие новости с Кавказа идут, поэтому и кавказофобии меньше

В.Дымарский― Юнус-бек, кстати, я должен тут объясниться. У нас одна слушательница спрашивает: «А почему это вы обращаетесь к гостю без отчества?» Но вы не обижаетесь, мы с вами договорились.

Ю.Евкуров― Мы договорились так, поэтому здесь нет никаких… Спасибо большое. Да я здесь хотел еще… Вы сказали про Владимира Вольфовича. Опять же, смотрите, должно присутствовать какое-то ограничение в этих высказываниях, потому что мы многонациональные и многоконфессиональные народы России – здесь опасно играть в эти игры. Вот буквально недавно это все прозвучало, я тоже по этому поводу говорил, что лидер партии «Яблоко» Митрохин в интервью девушке довольно нехорошо высказался по отношению уже к религии ислам, и такое довольно бурное обсуждение этого вопроса тоже… Крайне нехорошо высказался, и, я думаю, конечно, там тоже будет иметь свои последствия. Это опять же идут попытки через эти вещи набрать баллы на других направлениях. Здесь, конечно, вообще, надо пресекать такие действия, потому что нельзя в нашей стране доводить…

О.Бычкова― Как пресекать?

Ю.Евкуров― Жестко пресекать. Есть закон. Есть в законе прописано, значит, товарища надо… Конечно, вы в первую очередь скажете, что это политическое давление на товарища Митрохина. Вы не посмотрите, не прочитаете, не скажете… Вот, мне кажется, в таких случаях…

О.Бычкова― В смысле я не прочитаю, не посмотрю?

Ю.Евкуров― И вы… в целом я говорю. Вы же намекнули, что у вас другие…

В.Дымарский― Фобии. Мы всех любим.

Ю.Евкуров― Я бы в этих случаях – у нас с Алексеем Алексеевичем очень добрые, хорошие отношения – я бы собирал бы и Алексея Алексеевича и говорил: Вот теперь, ребята, дайте вы оценку – вот в комнату садитесь – и дайте оценку высказыванию этого так называемого либерала. Как вы считает, он прав или не прав? Конституцию страны положите, Уголовный кодекс. Дайте оценку. И мы его накажем, как мы скажете. Вот, мне кажется, здесь была бы хорошая школа.

О.Бычкова― Это самосуд уже: как вы скажете…

Ю.Евкуров― Почему. Вы же говорили бы согласно Конституции, законов.

О.Бычкова― Я не успела спросить про одну вещь. Вы сказали, что меньше стало кавказофобии. А за счет чего, собственно, это произошло? Потому что внешние события, они как-то не располагают к этому всему.

Ю.Евкуров― Зря вы так говорите. Я смотрю за свою республику. Небо и земля, стабильно и хорошо, и экономика растет во многих направлениях. Но самое главное – стабильность. Самое главное нет того, что было раньше – страшно, не страшно – это него.

Ю.Евкуров:В республике– стабильность. Нет терактов, нет преступлений, связанных с нападением бандитов, боевиков

В.Дымарский― Стабильность власти вы имеете в виду.

Ю.Евкуров― Не только власти, стабильность в регионе. Нет терактов, нет преступлений, связанных с нападением бандитов, боевиков.

В.Дымарский― Но время от времени, давайте признаем, случается.

Ю.Евкуров― Нет, давайте не признаем, потому что мы все-таки должны сравнивать, анализировать с тем, что было и что есть. Конечно, бесспорно преступность остается, она есть.

В.Дымарский― Она везде есть.

Ю.Евкуров― Да, везде есть, но разница огромная.

В.Дымарский― А скажите, Юнус-бек, в вашем понимании Кавказ и кавказские республики, они составляют нечто единое целое? Я имею в виду, больше общего или все-таки есть различия достаточно существенные между республиками в традициях, в политических традициях, не только политических; может быть, в повседневной жизни. Это первое. И вот те проблемы, с которыми сталкиваются каждая из республик, они общие для Кавказа? Существуют ли какие-то общие проблемы?

Ю.Евкуров― Если масштабы взять, конечно, Кавказ – это общий дом. Мы все, кавказцы это знаем, любим свои горы, традиции, культуры, поэтому мы и выделяемся среди других регионов, что мы кавказцы. Это не только сегодня, но и в советское время, во все времена было так. А если по отдельности субъекты брать, конечно, это колоссальное разнообразие. Я вас приглашаю. У нас будет 25 сентября фестиваль народов Кавказа. Вот если вы туда поедите, вы все кавказские народы там…

В.Дымарский― Он у вас в Ингушетии будет.

Ю.Евкуров― Он у нас в Ингушетии будет в этом году. Они каждый год по разным республикам. И знаете, мы когда даже в свои подворья заходим, когда рядом живем, мы видим столько, чего мы даже друг о друге не знаем. Поэтому разнообразие очень большое среди нас. И если брать отдельные республики, то, конечно, богатство там и истории и культуры и всего остального. В целом, конечно, Кавказ – наша родина; мы ее любим, и все мы, кавказцы в этом плане едины. Если брать в общих проблемах, в каких мы едины, конечно, как мы только что начинали, нам не нравятся эти слова «лица кавказской национальности», если все плохо. Если все хорошо, то он олимпийский чемпион, представляющий олимпийскую сборную.

О.Бычкова― Российский спортсмен.

Ю.Евкуров― Герой Российской Федерации. Если хорошо, то он мужественно погиб где-то в Сирии. Вот сейчас парнишка погиб в Сирии из Кабардино-Балкарии, орден мужества посмертно получил.

То есть вот эти вещи, конечно, не нравятся и мне, как руководителю региона. Но это о пять же журналистская лексика, а не политика государства. И потом, журналисты должны как-то поаккуратней в этом вопросе быть с этими кавказскими национальностями.

О.Бычкова― А можно еще про то, что вам, судя по всему не понравилось или не нравится — вот эту историю с мобильной группой и размещением штаб-квартиры «Комитета по предотвращению пыток» с Игорем Каляпиным просят разъяснять. Вы сказали, что они не должны находится на территории Ингушетии, и что вы фактически выступили против их размещения с тем, чтобы не осложнять отношения с коллегами из соседних регионов в первую очередь с господином Кадыровым. Это, действительно, так?

Ю.Евкуров― Смотрите, здесь не совсем так. Во-первых, я уже говорил не только по «Комитету против пыток», а, вообще, Ингушетия была с свое время наполнена различными международными гуманитарными, другими организациями. Ингушетия являлась буферной зоной между, будем говорить так, Чеченской республикой и уже дальше… И все туда, в Ингушетию стекались, и оттуда свои миссии проводили: гуманитарными или, будем говорить так, что если они прикрывались честной работой, но тем не менее с Ингушетией. И нам удалось за в течение последних семи лет постепенно выдавить, прямо будем говорить…

О.Бычкова― Избавиться от правозащитников.

Ю.Евкуров― Нет, зачем так? Правозащитник правозащитнику рознь. Разные есть там направления. Нам пришлось… нам удалось избавиться именно не от правозащитников, а от тех, кто, прикрываясь правозащитной деятельностью, вел подрывную деятельность.

О.Бычкова― Это, например, какие организации?

Ю.Евкуров― Я не буду говорить, какие организации… Не в интересах, в том числе, нашего государства. Это раз. Во-вторых, не нужна была такая слава, что именно она исходит из Ингушетии. И поэтому мы довольно вежливо – нигде даже по этому поводу шума не было – мы их попросили. Их было 5-6 организаций. А «Комитет против пыток»… Во-первых, его квартиры у нас никогда не было. И мне же не важно, что это было в Чечне, в Дагестане или в Осетии, но если вы не смогли там найти общий язык – вот этот был у меня разговор и с Игорем, в том числе – не надо пытаться с моей площадки это делать. Вы там были? Не нашли общий язык? – Да. Езжайте в Москву и оттуда вещайте. Сегодня и Скайп есть и телефон есть. Вы, пожалуйста, работайте, и не пытайтесь это делать с территории Ингушетии. Вот в чем был разговор-то.

О.Бычкова― А почему нет, собственно? Люди выступают против пыток.

Ю.Евкуров― Нет, а почему он должен выступать с территории Ингушетии? Вы сейчас скажете сейчас, что это Конституция Российской Федерации.

О.Бычкова― Это, во-первых. Во-вторых, если можно делать это на территории Российской Федерации, в Москве, почему нельзя это делать на территории всей Федерации.

Ю.Евкуров― Хорошо. Чеченская республика – территория Российской Федерации?

О.Бычкова― Несомненно.

Ю.Евкуров― Тогда почему он там это не делает?

О.Бычкова― Это вы меня спрашиваете?

Ю.Евкуров― Я у него спрашиваю. Вы же мне задает вопрос, почему из Ингушетии…

О.Бычкова― Может быть, потому что его тоже оттуда как-то попросили?

Ю.Евкуров― Нет, если он против пыток, как он выражается, борется в Чечне, так в Чечне пускай борется тогда. Чего он приезжает ко мне и борется в Чечне против пыток? Или, если он борется у меня против пыток, почему он должен в Чечне это делать?

О.Бычкова― То есть вы, действительно, не захотели портить отношения с Рамзаном Кадыровым?

Ю.Евкуров― Нет, дело не в том, что портить отношения. У нас нет с ним испорченных отношений. Дело не в этом. Дело в том, что я бы то же самое, если бы это было с другой стороны, не потерпел бы такого отношения. По крайней мере, высказал бы свои претензии: на каком основании он должен делать? Если он боится там это делать, то не надо у меня делать. Я не говорю, что он боится или не боится…

О.Бычкова― Ну, видимо, боится.

Ю.Евкуров― Ну, тогда почему он должен с моей площадки это делать? Тогда пускай едет сюда, в Москву и здесь, из Москвы борется с этим делом.

О.Бычкова― А почему из Москвы можно, а от вас нельзя?

Ю.Евкуров― Нет, если ему так надо… От нельзя, потому что я там глава республики.

В.Дымарский― У нас есть еще пару минут. Я бы хотел вас еще спросить, в каком состоянии… — как я вас понял, у вас сейчас все стабильно – есть застарелые проблемы, которые даже называли конфликтами у Ингушетии с Чечней и с Осетией был 25 лет назад, по-моему, какой-то – это все улеглось, как вы считаете, это все урегулировано?

Ю.Евкуров― Нет, конечно. Бесспорно нет. И не будем сейчас называть это конфликтами. Эти проблемы есть не только у нас. Наверное, мало субъектов…

В.Дымарский― Там же территориальные…

Ю.Евкуров― …Российской Федерации, где нет этих территориальных претензий. Конечно, они есть везде, есть и в стране. Их более 2-х тысяч, если посчитано будет, таких проблемных точек. Они есть. Но мы пытаемся эти вопросы решать не радикальными путями, а определенными политическими, понимая, что невозможно сегодня делить или кроить те или иные направления. Опять же находим здесь понимание, и слава богу, что мы не конфликтуем по этому поводу уже сегодня.

В.Дымарский― У меня еще есть на эту тему вопрос, но мы сейчас должны будем отдать микрофон и эфир выпуску новостей. Юнус-бек очень ждет его. Мне кажется, ему тоже будет интересно послушать. Сейчас будут новости, после чего продолжим разговор с главой Ингушетии Юнус-беком Евкуровым.

НОВОСТИ

В.Дымарский― Добрый вечер, еще раз. «2016». Мы продолжаем нашу программу. Ольга Бычкова и Виталий Дымарский. И в гостях у нас, напоминаю, Юнус-бек Евкуров, глава республики Ингушетия. И мы начинаем с того, что мы должны оправдаться перед нашим гостем. Он нас упрекал…

О.Бычкова― Наш гость, если честно сказать – слушатели, конечно, слышали конец этой фразы – гость наш упрекнул нас в том, что мы его не поздравили с выступлением дзюдоистов.

В.Дымарский― С олимпийской медалью.

О.Бычкова― Мы поздравляем, безусловно. Это гордость, действительно… Мы не правы.

Ю.Евкуров― Я хочу, чтобы радио «Эхо Москвы», к которому я отношусь с огромным уважением, к вашему руководителю Алексею Алексеевичу, чтобы вы иногда вспоминали такие поступки наших патриотов, спортсменов, военных.

В.Дымарский― Юнус-бек, мы вспоминаем.

Ю.Евкуров― Говорите почаще про это, пожалуйста.

В.Дымарский― Будем почаще говорить, хорошо. Но вы почаще тоже давайте нам информацию. Давайте вернемся к нашему обсуждению, давайте вернемся на Кавказ, на весь большой Кавказ. И, знаете, все-таки какой у меня вопрос? Насколько вы ощущаете на Кавказе все те проблемы, которые высыпались буквально сейчас на весь мир и на Европу, и то, что происходит в Сирии – вот этот пресловутый, запрещенный в России ИГИЛ…

О.Бычкова― На самом деле, мы каждый день видим новости о том, что нашли еще какого-то в Ингушетии вербовщика…

В.Дымарский― Не только в Ингушетии.

О.Бычкова― Нашли каких-то 10 человек, которые присягнули этому запрещенному ИГИЛ…

В.Дымарский― Это острая для вас проблема?

Ю.Евкуров― Во-первых, не каждый день…

О.Бычкова― Но очень часто, много таких сообщений идет, это правда, согласитесь.

В.Дымарский― Насколько они правдивые эти сообщения?

Ю.Евкуров― Я скажу так, что они правдивые, это точно. Мы проверяем, смотрим. Опять же скажу, что мы сегодня отслеживаем, что пошел спад желающих уехать где-то воевать, желающих присягнуть, еще что-то — пошел спад. Мы наблюдаем.

О.Бычкова― Спад по сравнению с чем?

Ю.Евкуров― С прошлыми годами. 3 года назад, 4 года назад…

О.Бычкова― Но тогда там не было этого самого ИГИЛа.

Ю.Евкуров― Дело даже не в ИГИЛе. Даже год назад, полтора года назад спад пошел, мы это наблюдаем, мы видим. А то, что сегодня задерживают и ловят, опять же скажу: из тех, кого мы за последние 3 или 4 месяца задержали – это порядка 8 человек – из них только двое, которые пытались что-то там активничать, а остальные уже, как они говорят, по той оперативной информации, они уже не проявляли никакой активности, они уже потихоньку уходили от этой темы, уже забывали они. Но спецслужбы не забыли.

О.Бычкова― А что это за люди?

Ю.Евкуров― Обычные люди.

О.Бычкова― Почему они это делали?

В.Дымарский― Кто занимается вербовкой?

Ю.Евкуров― В основном в большинстве с интернета. Те, кого мы задержали и двое из уничтоженных, которые сами через интернет познакомившись, сами пытались уже напрямую влиять на этих людей. И, знаете, когда с ними общаешься, даже из тех, которые сейчас задержали… мы уже троих пропускаем через адаптационный комитет, потому что органы правопорядка верят им, что они не влезли глубоко туда, уже отошли от этого, и мы пропускаем через этот адаптационный комитет эти ребят, в том числе.

О.Бычкова― А вот расскажите про этот адаптационный комитет.

Ю.Евкуров― Комиссия, да. Мы создали на уровне республики, на уровне муниципальных образований и через нее прошло на сегодняшний день порядка 80-ти не только членов бандподполья или пособников, или идеологов, но и людей, которые совершали другие противоправные действия, которые находились когда-то в розыске и пришли с повинной, явку с повинной оформили. Все жестко в рамках законов Российской Федерации. Там есть хорошая, продуманная схема самим прокурором уже республики в рамках законов Российской Федерации, привязанная к законам Российской Федерации: человек, который сам приходит с повинной, дает чистосердечные признания, оказывает содействие следствию, и если доказано, что он совершил преступление, в этом случае он получает меньший срок, чем его задержали бы, не сам он пришел.

О.Бычкова― Даже если он кого-то убил?

Ю.Евкуров― Даже если он кого-то убил, да. У нас есть четыре случая, где ребята, если бы их задержали по закону, получили бы – понятно, что только суд определяет, но примерно – 23-25 лет. Они сами сдались, признались в этом. Там уже доказано убийство. Один получил 8 лет, другие получили по 14 лет. Опять же то, что им скостили срок, это связано опять же с законом. Они дали показания, оказали содействие следствию. И в рамках этого все происходит.

О.Бычкова― И что происходит с ними дальше?

Ю.Евкуров― Тех, кого адаптировали, которые не сидят в тюрьме, а находятся дома, этот комитет обязан взять на контроль, чтобы их трудоустроили, чтобы были обеспечены, то есть следят за их судьбой, не просто адаптировали и бросили. И муниципалитеты отчитываются ежеквартально по этим ребятам, как они, что они. Понятное дело, эти ребята должны любой свой выезд – им запрещается выезжать за пределы республики – они должны согласовывать с участковым, чтобы знать, куда, чего и раз в неделю посещать участковый пункт и отмечаться.

В.Дымарский― Юнус-бек, я понимаю, конечно, что ваши люди, который мы называем силовиками, силовые ведомства, они там отлавливают, ищут, отслеживают. А занимаетесь ли вы тем, что называется контрпропагандой на уровне просто убеждений, разговоров с людьми по поводу того, что такое ислам и так далее?

Ю.Евкуров― Бесспорно. У нас во всех регионах это идет. Идут хорошие проповеди. Идет хорошая профилактическая работа и на телевидении и в газетах, и при общении молодежи. Разные площадки присутствуют. Можно говорить, что их много или мало, но они есть, эти площадки есть, брошюры есть…

В.Дымарский― А в школах?

Ю.Евкуров― Огромная работа, в том числе, в школах с 5-го класса идет урок религии, где также подчеркивается, подсказывается, рассказывается. И в каждой школе есть религиозный преподаватель, который может ответить на вопрос любого ребенка. Это раз.

И второе: мы в школах расширяем хорошую практику и управление по делам религии этим занимается – чтобы проводить индивидуальную беседу с детьми, которые попадаются на заметку или педагогу не только в рамках религиозного отклонения, но и в рамках общего поведения. И здесь эти религиозные педагоги ведут хорошую работу.

Ю.Евкуров: Управление по делам религии проводит индивидуальную беседу в школах, с детьми, которые попадаются на заметку

В.Дымарский― Иногда, может быть, такая беседа или контрпропаганда – не знаю, как это все назвать – может быть, более продуктивная, чем наказание.

Ю.Евкуров― Бесспорно. Мы же только видим наказание, потому что более громко звучит и все остальное. Мы же не видим, что до это было. И я вам серьезно скажу, что многие и мне признаются и дома признаются, которые не пошли в преступную деятельностью, потому что где-то на каком-то пути они услышали какую-то проповедь, какую-то речь, какое-то выступление, где-то с ними побеседовали индивидуально. Здесь много работы, колоссальная работа делается, чтобы сохранить молодежь.

О.Бычкова― А можно тогда попутно вопрос, близкий к этой теме не совсем об этом. Вот сейчас во многих российских регионах, не кавказских, скажем, идет эта дискуссия о том, нужно ли вводить во всех школах этот курс основ православной культуры. Именно православной.

В.Дымарский― Именно православной? Там разве не выбор?

О.Бычкова― Именно православной, да. Ну, потому что теперь идет как бы предпочтение и давление, чтобы было именно так, хотя многие родители выбирали основы религиозной культуры, светской этики или историю мировых религий. Скажите, пожалуйста, о вашем отношении к этой дискуссии. Мы сейчас говорим не только об отношению к православию, но о вопросах изучения религии или одной религии, или изучения разных религий в школах.

Ю.Евкуров― Знаете, я все-таки соглашусь с тем, что там, преобладают мусульманские республики, в частности, у нас, и в школах большинство детей, 90% мусульман, изучая общерелигиозные культуры, конечно, надо делать упор на религию ислам и учить культуре этой религии. И если в регионах, кто преобладает православие, почему нет? Почему не должны православной культуре учить? Но при этом давать курс общекультурного религиозного общения, потому что у нас многоконфессиональное государство. Но при этом, если православные дети учатся и они хотят больше изучать православие, почему нет? Здесь, как ваш коллега сказал, должен быть выбор: кто, что хочет. Если мы делимся на уроке немецкого, английского и других языков, почему не разделить эти группы так, чтобы они могли изучать православие… Если два-три человека там мусульмане есть, они будут изучать общерелигиозную культуру, но они не будут изучать православие, они должны изучать ислам.

О.Бычкова― А в Ингушетии как?

Ю.Евкуров― У нас в Ингушетии есть предмет основы религии, и ребят учат там, понятно, что поверхностно всем религиям; рассказывают, что такое религии мира, православие…

О.Бычкова― То есть это история мировых религий.

Ю.Евкуров― Да. Но при этом упор делается на религию ислам и ребятам разъясняют, что такое ислам более уже подробно, углубленно.

О.Бычкова― А школа не превращается в религиозную школу?

Ю.Евкуров― Во-первых, нет, потому что это всего лишь час занятий в неделю, это небольшой объем работы, они поверхностно только это изучают. Во-вторых, другие предметы все покрывают.

В.Дымарский― Здесь я смотрю вопросы, которые нам присылают. Все-таки люди еще позволяют нам вернуться к теме выборов и спрашивают про судьбу, возможно, наблюдателей на выборах в Ингушетии. Наверное, согласно общим установкам, общим правилам, общим процедурам?

Ю.Евкуров― У нас никогда не было проблем с наблюдателями, насколько я помню, при мне, по крайней мере, и сейчас не будет. Те, кто имеет право быть наблюдателем и те, кто наблюдает, те, кто аккредитован политическими партиями, все будут присутствовать бесспорно. У нас были в прошлые выборы 3-4 случая, когда гражданин говорит: «Я вот хочу». Кого ты представляешь?.. Даже им разрешалось. Хочешь ты сам по себе – ходи с телефоном, снимай, что-то делай. То есть он никакую партию не представлял. Ну, это 2-3 случая, когда человек просто… не спится ему дома, с женой поругался — какая-то причина есть – он ходит по участкам… Пожалуйста, даже им не мешали. Главное, чтобы он не нарушал общественный порядок общественный.

В.Дымарский― Юнус-бек, а рискнете сделать прогноз? Не на Олимпиаду, нет, а на выборы в Ингушетии.

Ю.Евкуров― Я не то что решу прогноз сделать, я скажу прямо, честно и открыто: тот, кто работает там день и ночь, независимо… я понимаю, что вы сейчас скажете: партия власти, что у нее ресурсов больше – тот, кто себя проявляет, кто день и ночь работает, кто находится рядом с людьми, когда отключается газ, свет вода или стихийные явления, они выиграют. И если сегодня партия «Единая Россия» этим занимается день и ночь, в том числе, какие-то проекты продвигает – не только, которые бюджетируются государством как проекты партии власти – но и даже нанимается огромное количество меценатов, находятся другие внебюджетные источники – почему нет? Если хотят выиграть, другие партии пускай день и ночь тоже пашут, работают. Если вы сейчас прокрутите назад хронику годовую в Ингушетии – праздники, мероприятия и так далее – вы посмотрите: везде участвуют, вот флаги «Единой России» А другие почему не участвуют?

В.Дымарский― Я понимаю, что тут замеров никаких нет, но ваше ощущение, впечатление, как вы думаете, население республики, их больше волнует депутат Государственной думы или депутат местного законодательного собрания?

Ю.Евкуров― Я бы так не говорил, потому что все-таки депутат Государственной думы, он в меньшей степени касается. Он далеко, он в Москве, он решает глобальные государственные задачу, поэтому, конечно, бесспорно, это депутат местного заксобрания. Опять же самокритику я вам сейчас скажу, что мы провели за последние полгода и довольно серьезную аналитику там провели, соцопрос среди населения, и выявили, что депутатов заксобрания процентов 50 – население даже не знает, что у них есть депутаты такие хорошие. Мы провели после этого очень сильный разбор, председатель парламента провел. Кто проводил этот анализ, соцопрос, он выступил перед депутатами, вывесил всех пофамильно, кто на что работает.

И, в принципе, соцопрос попал в точку. И после этого уже, когда через полгода снова провели соцопрос, совершенно другая была история. И мы сейчас решили такие соцопросы делать на уровне… вот сейчас делается соцопрос — в ближайшее время будет показан – перед членами правительства. То есть мы уже показываем и за счет этого шевелим депутатов, чиновников, которые должны работать, должны быть в народе. И если сейчас по тем депутатам, которые прошли как негатив в плане того, что их не узнают, я сомневаюсь, что они будут переизбраны как депутаты, потому что есть другие, которые хотят работать. И то же самое сейчас по членам правительства. Если мы сейчас там выявим тех министров или руководителей, которых не знает народ, население, я думаю, что им не место в правительстве. Даже такие мы делаем замеры, чтобы заставлять работать в тех или иных направлениях.

О.Бычкова― Я не могу не задать вам еще один вопрос, и слушатели тоже просят меня сделать. Например слушатель Ария-09, который на сайт в интернете прислал этот вопрос и не только он по поводу этой истории с мальчиком с помпоном. То есть произвела впечатление эта история. Что это было, скажите, пожалуйста? Мы не поняли.

Ю.Евкуров― Дословно рассказываю, из первых уст. Я инспекцию в селе провожу. Я по этой стороне улицы иду. По той стороне улицы идет мужчина и девочка. Мы здороваемся, я подхожу и спрашиваю девочку: «Ой, какая ты красивая». И по шапке глажу. Она поднимает голову и говорит: «Я не девочка, я мальчик». И так это мужским хорошим голосом.

О.Бычкова― Молодец, на заробел.

Ю.Евкуров― Молодец, да. Но при этом я из-за этого помпончика, это не помпончик, который маленький на спортивной шапке, это такой довольно большой помпончик. Как я посчитал, что девчачий. Но у нас так принято. Конечно, в средней полосе России считаю это дикарством. У нас в этом нет ничего зазорного…

Ю.Евкуров:Это был не маленький помпончик на спортивной шапке, это довольно большой помпончик. Как я посчитал – девчачий

О.Бычкова― Зазорного – взять нож и отрезать чужой помпон?

Ю.Евкуров― Нет. Вот вы опять исходите из того, как вы воспитаны, как вы видели свою жизнь. У нас, если спросить любого мальчика: Ты чей? Он скажет, что он папин. У вас же спросить у любого, он скажет, что он мамин.

О.Бычкова― Да ну, не факт.

Ю.Евкуров― Да ну, слушай, факт. У нас, если вы зайдете в дом, увидите мальчика, сидящего на коленях, даже если ему два годика, у матери – это редкое явление. Почему? Потому что как только чужой дядя появляется, мальчик не идет к маме. Это ему — ай-яй-яй! – это не мужчина. То есть это так вкладывается с детстве в ребенка. И я без всякой мысли снял с него эту шапку, говорю: «Ну, разве мальчики так ходят?» И отец не обижается в этих случаях…

О.Бычкова― Почему отец не обижается? Это же его сын, его шапка, его всё. Разве не отец должен решать и быть хозяином в своей семье?

Ю.Евкуров― Если бы даже я не был главной республики, поверьте, не бывает… у нас в этих случаев – может быть, больше или меньше – не обижается мужчина.

В.Дымарский― А если бы сосед вот так сделал?

Ю.Евкуров― Ничего бы не было. Я же говорю: любой другой. Ничего бы не было. Вы что думаете, из-за того, что глава…. Если бы я знал, что отец обидится… У нас это все… Я же там поступал не как глава республики, я же поступал как простой человек, как ингуш, как кавказец.

Ю.Евкуров:С помпончиком я поступил не как глава республики, а как простой человек, как ингуш, как кавказец

В.Дымарский― Как мужчина.

О.Бычкова― Почему, простите меня, пожалуйста, извините, если этот вопрос прозвучит грубо – я прошу прощения за эту форму – почему вам должно быть дело до чужого ребенка и чужой шапки и чужого помпона – почему?

Ю.Евкуров― Вы когда куда-то в подъезд заходите, выходите, вы чего делаете в первую очередь, когда встречаете человека? Чего вы делаете?

В.Дымарский― Оглядываю его.

О.Бычкова― Но точно, не режу его шапку.

Ю.Евкуров― Но чего вы делаете с ним? Здравствуйте — говорите, да? У нас примерно то же самое. Это наш уклад такой, кавказский. Не надо этому удивляться. Это нормально.

О.Бычкова― Вы взяли, вынули нож и отрезали ему, правильно?

Ю.Евкуров― Да у меня нет ножа, я с собой ножи не таскаю.

О.Бычкова― Я как раз хотела спросить, откуда нож взялся?

Ю.Евкуров― Я спросил: у кого нож есть? Кто-то достал.

О.Бычкова― А у кого-то был нож? А кто ходит с ножом.

Ю.Евкуров― Кто-то рядом стоял с ножом. Там же не большой кинжал был…

В.Дымарский― У меня более мирный вопрос.

Ю.Евкуров― Это тоже мирный вопрос.

В.Дымарский― Это тоже мирный, абсолютно.

Ю.Евкуров― А у вас дети в чем ходят? – у меня вопрос к вам.

О.Бычкова― В чем хотят.

Ю.Евкуров― Да?

О.Бычкова― Конечно.

Ю.Евкуров― Нормально?

О.Бычкова― Абсолютно.

Ю.Евкуров― У нас тоже так же.

О.Бычкова― Честно говоря, мне никогда не придет в голову не то что чужому ребенку срезать что-нибудь, а тем более своему.

Ю.Евкуров― Слушайте, это вам не придет в голову, потому что вы здесь воспитаны, а нам это придет в голову там. Ничего страшного нет в этом. Нормально.

В.Дымарский― Все-таки здесь обращают внимание. Вы даже сами Юнус-бек говорите: все-таки здесь и там. Все-таки какие-то различия культурные есть.

Ю.Евкуров― Конечно, есть, и бесспорно есть, и в этом ничего плохого нет. Как же вы хотите? Помните, я категорически это не приветствовал, когда на праздник курбан-байрам мусульмане гонялись… не мусульмане, а некоторые нехорошие, будем говорить, люди, бегали по Москве с ножами за бараном, который вырывался и бежит куда-то.

О.Бычкова― И потом резали его…

Ю.Евкуров― И потом на глазах у детей резали. Это неправильно. Это не та культура, о которой мы можем говорить: Это их культура, давайте на это не обращать внимания. Как, это неправильно, потому что все должно быть красиво и хорошо, и все должны культуру любит.

В.Дымарский― Мирный вопрос у меня за закуску. «А в Ингушетии, — спрашивает нас Нина, — молодежь ловит покемонов и как к этому относится Юнус-бек?» Знаете эту игру?

Ю.Евкуров― Да, я понял. Я не знаю, я спрошу обязательно, уточню, ловят покемонов или нет. Но навряд ли ловят. У нее другие интересы, чем покемонов ловить.

В.Дымарский― Ну, почему? У многих интересов много… Я тоже не понимаю…

О.Бычкова― Я тебе объясню потом, я покажу, объясню.

Ю.Евкуров― Я точно знаю, сейчас, когда поеду, посмотрю, что это такое. Попытаюсь кого-то поймать из покемонов. Но, честно говоря, я не знаю сам к стыду своему или к счастью, не знаю. Уточню.

В.Дымарский― Один тогда не мирный еще вопрос: военному человеку трудно в политике?

Ю.Евкуров― Трудно. Потому что все-таки военная служба, она уже такая, выстроенная схема.

В.Дымарский― Другие взаимоотношения.

Ю.Евкуров― Есть. Так точно! Никак нет! – ну, я утрированно это говорю, как афоризм, то, может быть, там все-таки… А здесь много-много углов, которые надо уметь обходить, в том числе, на ваши каверзные вопросы отвечать уметь.

О.Бычкова― Но они уже у нас как раз закончились, потому что закончилось время. Спасибо вам большое.

В.Дымарский― Спасибо, Юнус-бек, вы справились с ответами на все ваши вопросы и приходите почаще.

Ю.Евкуров― Спасибо вам, успехов!

В.Дымарский― В следующий раз расскажете, сколько вы покемонов поймали. Всего доброго!

Источник: Эхо Москвы

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

JOKER FFF Пнд, 15/08/2016 - 12:30

Евкуров пришел в политику из армии, где все говорят в лицо, меньше интриг и подстав. Евкурову по началу было трудно, он офицер, человек дела, чтущий воинские традиции, которые запрещают людям переступать через принципы. Он внес в политику, на уровне региона точно, какую-то прямолинейность, уменьшил количество интриганов во власти. Именно поэтому его некоторые не любят, потому что он не будет врагам и оппонентам улыбаться в лицо а за спиной поливать грязью. Он говорит, что думает о человеке, о ситуации в глаза. Достойный человек, обладатель настоящих мужских качеств

FC Real Пнд, 15/08/2016 - 11:58

Че эти журналюги пытаются добиться своими акульими вопросами? По поводу террористической угрозы в Ингушетии, полностью согласен с Евкуровым. По сравнению с накаленностью прошлых лет, сейчас абсолютный мир. Очень редко бывают спецоперации. Да и то, это уже не такие полномасштабные операции. Просто вычисляют участников бандподполья и ловят их, пока они ничего не натворили. То, что ловят до совершения злодеяния, плюс органам, значит они ведут работу как нужно

Пнд, 15/08/2016 - 12:18

Согласен вопросы парой были слишком резкие, но ответы они получали четкие и конечные.

Прометей Пнд, 15/08/2016 - 12:17

Это Эхо Москвы. Они всегда такие. Сколько я помню, они концентрируют свое внимание на негативе, обходя позитив стороной. Это у них такая установка. С Евкуровым они сами себя в тупик загнали, они прекрасно знают, что в нашей республике безопасней, чем во многих других регионах страны.

Зелим-06 Пнд, 15/08/2016 - 12:13

Им бы просто сказать а какие мероприятия проводились по выявлению и противодействию им, это же огромная работа.

Акиев Пнд, 15/08/2016 - 11:45

было много вопросов отвечал,на все подробно и так что больше не оставалось вопросов,был хороший вопрос про Жириновского.

Генри Пнд, 15/08/2016 - 11:34

Хорошо ответил на все вопросы,очень интересная была тема с помпончиком,в прочем прошлись по всему

Акиев Пнд, 15/08/2016 - 12:06

Много прозвучало вопросов разных по значению,очень объёмное получилось интервью.

Тарас Бульба Пнд, 15/08/2016 - 11:30

Покемономании в Ингушетии нет, Юнус-Бек Баматгиреевич)) Во многом согласен с Евкуровым. Честно и прямо отвечал на вопросы

Ингушетия Вс, 14/08/2016 - 19:19

Хорошее интервью. Евкуров не юлил. Отвечал конкретно и по теме.
Партия, которая принимает участие в жизни граждан, какие-то свои планы воплощает в жизнь, будет поддержана на выборах. А всякий шлак, который объявляется перед выборами, не будет пользоваться спросом у граждан

Тарас Бульба Пнд, 15/08/2016 - 11:26

Много в России таких политических объединений, которые ни черта не делают, и появляются только в период предварительного голосования. КПРФ и справедливороссам респект, они постоянно находятся в работе: какие-то съезды организовывают, со своими планами избирателей ознакамливают, полноценная общественно-политическая жизнь, проще говоря. Партии, так называемого, либерального сектора, получают гранты из-за рубежа, засоряют интернет нытьем, и больше ничего. Многие из таких партий абсолютно незнакомы российскому избирателю. Те либерально-демократические партии России, которые сделали себе имя в 90-е, также находятся в состоянии простоя и деградации. Они себя никак не проявили, когда имели думские мандаты, а теперь и подавно, ничего полезного для общества не сделают. О Единой России молчу, партия власти, имеющая большой ресурс. Можно быть сторонником Единой России, либо быть несогласным с проводимой ею политикой, но одно точно можно утверждать - они, в отличии от всех других партий и блоков России (если брать период с момента распада СССР), делом занимаются. Какие-то проекты воплощают в жизнь, именно по инициативе единороссов в стране за последнее десятилетие произошло много нужных реформ. В последнее десятилетие прошлого века, думские на тот момент партии: СПС, ЯБЛОКО.... не воплотили в жизнь ни одну хоть сколь-нибудь значимую реформу. Постоянно критиковали Ельцина (практически во всем справедливо), но при этом, во время светских раутов, или бесед в узком кругу, да и вообще, в беседах без галстуков, не скрывали, что Ельцин для них идеальный глава государства, который позволяет им спокойно проводить в жизнь политику европеизации России, которая чуть боком не обернулась нашей стране. Пути в один миг сменил курс страны, вымел олигархическую касту с руководящих позиций в бизнесе и политике (кстати, олигархи являлись спонсорами либеральных партий России, что и не скрывают лидеры этих партий). Поэтому нынешние оппозиционеры России, возмужавшие на ворованные деньги ходорковских, березовских, гусинских и прочих, так ненавидят нынешнюю власть, она их лишила огромного источника финансирования. Она лишила их возможности эмитировать заботу о народе.

Антошкиев Пнд, 15/08/2016 - 12:00

За них никто на выборах голосовать не будет. После того как они оскорбили Ислам, им вообще лучше не участвовать в выборах в регионах с мусульманским населением

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры