Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 15 / 12 / 2019 Время Московское: 377 Человек (а) в сети
 

Адвокаты ингушских активистов заявили о "правовом нигилизме" следствия

В уголовных делах о столкновении протестующих с силовиками в Магасе нет конкретики, а на самих арестованных оказывается давление, указали их адвокаты. Защита считает, что активисты преследуются с целью предотвратить масштабные акции протеста в будущем.

Как писал "Кавказский узел", 26 марта жители Ингушетии без разрешения властей продлили акцию протеста на площади в Магасе, что привело к стычкам с силовиками на следующий день. С начала апреля в республике начались аресты оппозиционеров. Согласно подсчетам "Кавказского узла", в результате подверглись преследованиям не менее 96 активистов.

Аресты не снизили протестный потенциал в Ингушетии, считают правозащитник Магомед Муцольгов и активистка Изабелла Евлоева. По их мнению, ингушское общество в случае необходимости способно выдвинуть новых лидеров.

В настоящее время по уголовным делам о столкновениях участников мартовского митинга в Магасе с силовиками проходят 35 человек. Из них под стражей находятся 33, поскольку один активист объявлен в розыск, а еще один отпущен под домашний арест. Самый пожилой из обвиняемых - глава Совета тейпов ингушского народа Мальсаг Ужахов, 1952 года рождения. Основная группа арестованных обвиняется по части 1 статьи 318 УК России "Применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителей власти". Шести активистам вменяется покушение на организацию насилия, опасного для здоровья. Еще двое обвинены по статье о применении к представителям власти насилия, опасного для жизни или здоровья, сообщили организаторы пресс-конференции ра тему: "Как фабрикуется уголовное дело о столкновении с силовиками в Ингушетии", которая прошла 20 ноября в конференц-зале "Международного Мемориала".

Оснований для разгона протестующих не было, уверены участники конференции

Ведущий пресс-конференции, член совета Правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов, отметил, что силовики не должны были разгонять мирную акцию протеста. "Согласно международным стандартам свободы мирных собраний, изложенным в многочисленных документах органов ООН и в постановлениях Европейского суда по правам человека, государство не должно разгонять протестующих, если те не представляют общественной опасности, даже если формально акция является незаконной. Но они (ингушские активисты. - Прим. "Кавказского узла") не представляли опасности для общественного порядка, не препятствовали проезду транспорта или работе учреждений", - подчеркнул Олег Орлов.

По мнению Орлова, республиканские и федеральные власти не устраивало, что ингушские активисты уже второй раз после осенних митингов 2018 года давали "пример того, как можно ненасильственно выражать свой протест". "На митинг были брошены <силовики>, причем из других регионов, не понимающие ни менталитета, ни традиций, ни обычаев региона. И когда они стали применять силу к пожилым, уважаемым людям, стоявшим в первых рядах, у молодежи не было иного выхода, как ринуться на защиту представителей старшего поколения", - сказал правозащитник. Он также отметил, что более серьезного столкновения удалось избежать благодаря лидерам протеста и решительности местного полка ППС, сотрудники которого встали живой цепью между федеральными силовиками и участниками митинга.

Митинг состоялся 26 марта, а 27-го, когда силовики начали разгон, люди просто стояли на площади - никто не держал плакатов, никто не выступал, отметил адвокат Мальсага Ужахова Джабраил Куриев. "Это не было митингом. Если со стороны протестующих не было никаких действий, зачем разгоняли?" - задал он риторический вопрос. Адвокат заявил, что его подзащитный, причисленный следствием к организаторам насилия, был рядовым участником митинга.

Члена Ингушского комитета национального единства Зарифу Саутиеву также обвиняют в организации насилия, хотя она всего лишь вела видеотрансляцию, указал адвокат Саутиевой Билан Дзугаев. "Она надеялась, что если весь мир увидит, то трагедии не будет", - отметил адвокат. Он добавил, что за призывы к насилию выданы неправильно переведенные слова Саутиевой, сказанные во время трансляции.

Адвокаты раскритиковали предъявленные активистам обвинения

Адвокат лидеров ингушской оппозиции Ахмеда Барахоева, Мусы Мальсагова, Бараха Чемурзиева и Мальсага Ужахова Алексей Мирошниченко охарактеризовал предъявленное им обвинение как "правовой нигилизм и правовое невежество". "В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должны учитываться конкретные обстоятельства, относящиеся к определенному лицу. В нашем случае постановления о привлечении в качестве обвиняемого дословно повторяют друг друга и не содержат указаний на конкретные деяния", - отметил он.

Уголовное преследование члена Ингушского комитета национального единства Бараха Чемурзиева основано лишь на справке местного Центра по противодействию экстремизму, положения которой ничем не доказаны, заявил адвокат Чемурзиева Магомед Абубакаров. Адвокат отметил, что никаких следственных действий в отношении его подзащитного не проводилось. "Барах Чемурзиев с июля просит, чтобы его допросили, и только сейчас к этому начинают проявлять какой-то интерес", - сказал Абубакаров.

Он заявил, что дело о митинге 27 марта "противоречит и праву, и Конституции". "Там была провокация, и провокация контролируемая. Есть свидетельства, показывающие, что были <силовики> в гражданской одежде, и есть другие факты, говорящие о том, что людей провоцировали на насилие. Никакой организации насилия [активистами] не было - это были стихийные действия, спровоцированные сотрудниками правоохранительных органов", - сказал адвокат.

Абубакаров указал на то, что следствие так и не проверило правомочность действий самих силовиков. "А ведь это - первооснова статьи 318 УК. У меня очень большие сомнения относительно действий сотрудников", - резюмировал Абубакаров. По его мнению, целью уголовного преследования ингушских активистов является запугивание потенциальных участников других протестов. "Чтобы мы завтра сто раз подумали, прежде чем выйти на публичное мероприятие. У нас отбирают право выходить на эти мероприятия", - считает Магомед Абубакаров.

Защитники сообщили о давлении на арестованных

Собравшиеся на пресс-конференции адвокаты отметили, что следствие отклоняет все их ходатайства. Алексей Мирошниченко заявил, что следователям вовсе запретили принимать ходатайства от адвокатов, а единственным средством связи со следствием является почта. "Поступающие обращения рассматриваются как обычные обращения, в 30-дневный срок, хотя должны рассматриваться в трехдневный. В результате защиту не уведомляют о следственных действиях", - констатировал он.

Адвокат Джабраил Куриев указал, что недавно начал изучать дело, и обнаружил, что с марта по май были назначены экспертизы, о которых не уведомили ни его, ни его подзащитного Мальсага Ужахова. "По закону нас обязаны уведомлять об этом, чтобы мы могли подать ходатайство о назначении других экспертов о возможности участия в экспертизе и ходатайство о просмотре материалов, переданных экспертам. Это нарушение права на защиту. Мы говорим: дайте посмотреть, правильно ли был сделан перевод. Говорим: дайте видео и описание, где оно было добыто. Нам, опять же, говорят "нет", - сообщил Куриев.

Как и большинство других активистов, Ужахова доставили в Нальчик, оформив этот город как место задержания, тогда как Конституционный суд предписывает указывать место фактического задержания, отметил Джабраил Куриев. Он также раскритиковал заседания Ессентукского городского суда по продлению ареста своего подзащитного, на которых не бывает ни прений сторон, ни выступлений арестованного с последним словом, ни возможности вести аудиозапись.

То, что Ужахова, который сейчас содержится под арестом во Владикавказе, возят на суд в Ессентуки, тоже является нарушением, поскольку решение о продлении ареста закон предписывает принимать по месту фактического нахождения арестанта, указал Куриев. Он считает, что перевозка его подзащитного на суд в другой регион - форма давления. "Ужахов трудно переносит дорогу в "стакане" автозака. У него сейчас высокий уровень сахара в крови, высокое давление, удалена щитовидная железа, он ежедневно принимает гормональные препараты. Ему категорически не хватает кислорода при перевозках на 250 километров - последний раз автозак четырежды останавливали, а ему оказывали медицинскую помощь. Врач на медэкспертизе говорит: "Состояние плохое, но перевозить можно, в сопровождении врача", - рассказал Джабраил Куриев.

Он напомнил, что летом целую группу задержанных в тридцатиградусную жару привезли в здание ЦПЭ в Нальчике и уже оттуда стали вызывать адвокатов на следственные действия. "Многие были на других процессах, в других городах и не могли приехать. А люди целый день были в железных клетках", - подчеркнул Куриев. О подобной ситуации, когда Зарифу Саутиеву в течение сентября переводили из одного СИЗО в другое, рассказал и адвокат Дзугаев. "Арестованные действительно тяжело переносят все эти перевозки. Она показывала мне на свидании, что у нее все тело в синяках от ударов о стенки автозака. Она считает, что это попытка ее сломать", - заключил Билан Дзугаев.

Адвокат Магомед Абубакаров рассказал об уловке, благодаря которой активисту Ахмеду Барахоеву продлили срок ареста. По словам адвоката, Барахоева вывезли из СИЗО Владикавказа в Ессентуки под предлогом ознакомления с постановлением о назначении экспертизы. Защиту об этом не уведомили. "Вывоз был произведен для создания ложного места следствия и продления срока содержания по стражей", - утверждает адвокат.

Кроме того, адвокаты Абубакаров и Дзугаев рассказали, что у их подзащитных - Чемурзиева и Саутиевой - изъяли при обыске загранпаспорта, а затем при продлении сроков задержания заявили, что паспорта остались у активистов, и это может позволить им скрыться.

Адвокаты против перенесения судебного процесса за пределы Ингушетии

По запросу заместителя генерального прокурора России подсудность дел активистов изменена с Магаса на Железноводск, напомнили адвокаты. Это решение "демонстрирует отношение к населению Республики Ингушетия как к туземцам, судебная система которых якобы не может справедливо разбирать дела", заявил адвокат Алексей Мирошниченко. Его поддержал Джабраил Куриев. "Можно посмотреть на практику Магасского суда - оправдательные приговоры можно пересчитать по пальцам руки. Изменение подсудности - абсолютно предвзятое решение. Тогда уж просто расформируйте Магасский суд, если он не может вынести решения по одному делу", - сказал адвокат.

6 ноября Верховный суд России постановил, что дело Зубейра Хамхоева будет рассматривать Железноводский горсуд Ставрополья. Днем ранее было принято такое же решение о рассмотрении дел Тимура Озиева, Резвана Оздоева и Ахмеда Нальгиева.

По мнению Куриева, рассмотрение дела могут в дальнейшем передать в Ростов-на-Дону. Он отметил, что после митинга в Магасе были возбуждены два уголовных дела - одно 25 марта по статье о массовых беспорядках (ст. 212 УК), а второе 27 марта по статье о насилии (ст. 318 УК). "Первое основано на том, что в неком паблике в Instagram появились два-три комментария. И по нему расследование не ведется. Их могут объединить в одно. Для чего? 212-ю статью может рассматривать военный суд, и им станет Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону на сей раз уже без изменения подсудности", - предположил адвокат.

Источник: kavkaz-uzel.eu

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры